Восемь книг или как я захотела в Индию, познакомилась с внутренним миром Турции, нашла писательницу, которая тоже не любит торговые центры, и наконец-то стала читать на английском.

  1. «И пусть вращается прекрасный мир», Колум Маккэн (Let the Great World Spin, Colum McCann) — Нью-Йорк семидесятых, француз-экстремал проходит на канате между башнями-близнецами (что, кстати, реальные события). В романе параллельно развивается несколько сюжетных линий, которые, по закону успешной книги, в конце сливаются воедино. Читать и растаскивать на цитаты, господа!

    Я раньше думала, что в семьях, где родители любят друг друга, детям приходится нелегко: им сложно выбраться из этой кожи, потому что порой в ней так уютно, что отращивать собственную даже не тянет.

    Одним из самых замечательных свойств Нью-Йорка ей всегда казалось, что ты мог приехать откуда угодно и считанные минуты спустя почувствовать себя как дома.

  2. «Жена путешественника во времени», Одри Ниффенеггер (The Time Traveler's Wife, Audrey Niffenegger)— книга, чтение которой похоже на просмотр фильма: весь сюжет я буквально видела перед глазами. Это та разновидность истории, которую хочется немедленно превратить в хорошее голливудское кино — что-то похожее на «Трассу 60» никогда не будет лишним. А еще здесь прекрасно показана семейная жизнь — именно такой я бы желала каждому. Я по глупости прочитала эту книгу на русском и уже поставила себе будильник перечитать через пару лет в оригинале.

    Не надо быть Фрейдом, чтобы понять, почему я выбрала именно эту цитату из книги:

    Помню, когда я только училась работать на компьютере, мне было четырнадцать, и Марк пытался научить меня рисовать на своем «Макинтоше». Примерно через десять минут мне захотелось засунуть руки в экран и добраться до того, что там внутри. Мне нравится иметь дело с самими вещами, щупать ткань, видеть цвета.

  3. «Музей невинности», Орхан Памук — я бы назвала это музеем Турции. Если люди собирают в кулак волю, то для чтения этой книги я собирала романтику, причем скребла и искала по всем своим внутренним сусекам. Переодически а честно всегда главный герой казался мне занудой и нытиком, и я представляла, как на месте его возлюбленных я бы сбросила такого любовника с Галатской башни. Но Орхан и его «Музей невинности» сделали из меня музей толерантности и научили смотреть на любовь с другого угла. Эта книга очень про чувства и очень про Турцию, история сумасшедшая, а автор безумно честный. И да, Нобелевская премия 2006 года.

  4. «Шантарам», Грегори Дэвид Робертс (Shantaram, Gregory David Roberts) — круто, когда вместе с книгой открывается страна. Это настоящее этнографическое путешествие по Индии, и это настоящий шедевр (просто найдите фотографии самого Робертса и поймете, что такой персонаж не мог жить скучно, а «Шантарам» автобиография). И это самое трогательное, честное и смешное, что я когда-либо читала про Индию, и — о Боги — совсем не похожее на девочково нежное «Ешь. Молись. Люби». Отправляясь на необитаемый остров без айпада, я бы тащила эту книгу в бумаге.

    О пользе хинди для иностранца.

    And how you learn to ask for the things — how much this, how much that, give me two cups of tea, I want more hashish — speaking only Hindi to the people.

    Now no problem for you, reading numbers for bus, and train, and menu card, and drugs purchase, and other good things.

    О пространственно временном континууме. Русская версия.

    “So... When will it be the time for the getting on the train?” “I think ... a little bit almost quite very sonn, and not long!”

    Oh, just a little bit almost not too very far.

    О жизни.

    Is love, yes, when a terrible feeling makes you happy? When you worry about a girl more, even than you worry about your taxi? That's love, isn't it?

    You can work with the mafia, and do the kind of job that earns esteem, but you're not really one of them until they invite you home to kiss the babies.

    Еще один литературный эксперимент этого сезона: «Шантарам» — моя первая книга, прочитанная на английском языке. Я бросила на полпути десяток книг в оригинале — было скучно, пресно и неинтересно. Винила себя и свой poor english, а выяснялось, что мне просто не везло с книгами, потому что с «Шантарам» все сложилось. Теперь все оригинально английское я читаю без перевода.

  5. «Французская сюита», Ирен Немировски — еврейский вопрос не отпускает меня. Этот роман был написан во время войны, а опубликован лишь десять лет назад — дочь писательницы случайно нашла рукопись в вещах матери, погибшей в Освенциме. Про Францию во Вторую мировую я знаю немного — в основном от Ремарка и то больше про кальвадос. Ирен описывает наступление немцев и массовое бегство из Парижа. Кто-то в панике закупает картошку, кто-то переживает, что больше не сможет купить британский крем и американскую помаду (не буду проводить параллели), кто-то пакует мебель и постельное белье, но забывает своего отца.

  6. «Московский дневник», Катарина Венцель — моя первая за шесть лет прочитанная бумажная книга, которая стоила этой архаичной пытки. Это меткие описание Москвы девяностых глазами и ментальностью молодой немки-аспирантки. На одной странице у Катарины уживаются рассказы про арт-тусовку того времени и славный быт еще дефицитной Москвы. После этой книги я начала вести свои заметки о простых вещах — у Катарины стоит поучиться наблюдению и сарказму в сочетании с оптимизмом. Под «Московский дневник» советую прочитать еще одну статью о России от другой немецкой журналистки Керстин Хольм.

  7. «Что пропало», Кэтрин О'Флинн (What Was Lost, Catherine O'Flynn) — здесь органично сочетаются мистика, тоска по прошлому и — главное — неприязнь к торговым центрам. Что точно стоит сделать, так это задуматься о названии: то, что пропало, не так очевидно, как может показаться. Немного английского юмора в цитате.

    Даррен объяснил, что имеются в виду бродяги — рвань, лохи, гопники, бичи, бомжи, ирландцы, выродки, вонючая шваль, ворюги всех мастей;

  8. «Дом на набережной», Юрий Трифонов — я упустила несколько знаковых произведений вроде «Москвы и москвичей» Гиляровского, рассказов Довлатова и «Дома на набережной». Последнее мне понравилось больше всего и стало отличным завершением одноименной экскурсии. В комплекте с повестью советую прочитать статью в Большом городе.

    Да я за тыщу двести рублей в тот дома не перееду!..